АСВО   
 отраслевая ассоциация
 в Министерстве
 цифрового развития
 связи и массовых коммуникаций
                    Минцифры России
Главная    |   Новости    |   Контакты    |   Кабельные заводы    |   Технический Справочник по кабелям-2020    |   Технический Справочник ОБОРУДОВАНИЕ для ВОЛС -2021

Меню


Интернет версия ТС "Оборудование для ВОЛС 2021"


ТС Оборудование для ВОЛС 2021







Статьи


   

Борис Антонюк: "Нужно создавать условия для работы как можно большего количества операторов на рынке"

Борис Антонюк: "Нужно создавать условия для работы как можно большего количества операторов на рынке".

Прошедший год ознаменовался серьезными изменениями существующего законодательства в сфере связи. Заместитель министра информационных технологий и связи РФ Борис Антонюк рассказал "Интерфаксу" о том, что было сделано, и как он видит предстоящие изменения, которые ожидают российский телекоммуникационный рынок в ближайшее время.

- Борис Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, об итогах прошедшего года - какие события были более важными с точки зрения регулирования? Все ли задачи, которые стояли перед министерством, выполнены?

- Я считаю, что в ушедшем году сделано все, что планировалось. Во-первых, принята поправка в закон "О связи", касающаяся универсального обслуживания. В соответствии с решением Конституционного суда, сегодня 1,2% отчислений прописаны напрямую в законе. Второе важное событие - это принятие поправки, касающейся отмены платы за входящие звонки для абонентов сотовой связи. В общем-то, несмотря на все разговоры и жалобы сотовых операторов, что это подкосит их финансовое положение, все оказалось совсем наоборот. От введения CPP (Calling Party Pays - ИФ) выиграли и мобильные операторы, и операторы фиксированной связи.

В целом, у операторов фиксированной связи, особенно если говорить об МРК, в 2006 году доходная часть выросла именно за счет изменения регулирования - это касается и введения компенсационной надбавки, и цен на услуги присоединения и пропуск трафика, которые устанавливает Россвязьнадзор. Это и те тарифы, которые устанавливает Федеральная служба по тарифам. Т.е. динамика позитивная есть, и это только радует, т.к. говорит о том, что принятые нормативные акты пошли на развитие рынка.

Конечно, немаловажным фактом является то, что у нас сегодня в России появился третий оператор дальней связи Golden Telecom. В декабре подписан приказ о выделении ему кодов доступа. Таким образом, на рынке работает три оператора, а это есть не что иное, как путь к снижению тарифов на дальнюю связь для нас с вами как потребителей.

Также в декабре были объявлены условия проведения конкурса на лицензию по предоставлению услуг подвижной связи третьего поколения. Уже в апреле будут подведены итоги этого конкурса, и станет понятно, кто получит лицензию и начнет разворачивать сеть третьего поколения у нас в стране.

И, наконец, в декабре правительством были приняты два важных постановления о развитии телерадиовещания. Это правила присоединения и взаимодействия операторов телерадиовещания и правила оказания услуг телерадиовещания, которых раньше у нас в стране никогда не было. Правила регулируют взаимоотношения между вещателем, оператором связи и абонентом.

- Первые итоги введения CPP показали рост доходов мобильных операторов, также появилась дополнительная статья доходов у фиксированных. Согласно социологическим опросам, абоненты также приветствуют нововведение. Чем можно объяснить такую нетипичную ситуацию, когда все довольны?

- Если раньше взаиморасчетов между мобильными и фиксированными операторами по звонкам с местных номеров не было, то сегодня они появились. Появилась прозрачность взаимоотношений между абонентом, оператором мобильной и фиксированной связи. По мнению некоторых операторов, трафик должен был упасть, но на самом деле он вырос, что привело к дополнительным доходам мобильных операторов. Т.е. это произошло не за счет абонентов. Просто абонент понял удобство общения, начал считать, как ему удобнее звонить.

- Мобильные операторы настаивают на том, чтобы повысить цену, которую им платят фиксированные за минуту пропуска трафика, с 95 копеек хотя бы до 1,1 рубля. Насколько это необходимо, и может ли это произойти?

- Это случится, если мобильные операторы докажут, что работают себе в убыток, но пока они этого не доказали. Я считаю, что этого делать не нужно, но, на самом деле, это вопрос взаимоотношений между операторами.

Цена на пропуск трафика регулируется государством, и ни один из операторов мобильной связи не доказал Россвязьнадзору, что он работает себе в убыток. Если оператор придет и докажет, что в соответствии с его экономически обоснованными затратами он должен получать 1,1 рубля, то тогда есть предмет для разговора. Операторы аргументируют это тем, что "во всем мире так". Но во всем мире и ARPU другой, и зарплаты, и все остальное. Поэтому не надо ссылаться на мировой опыт. Покажите финансовое состояние своей компании и покажите, что у вас действительно затраты на содержание сети и пропуск этого трафика с учетом прибыли выше 95 копеек. Не могут. В этом случае нет повода для обсуждения.

- Завершая разговор о мобильных операторах - как вы считаете, в каком направлении будет развиваться российский рынок услуг подвижной связи? Возможна ли дальнейшая консолидация в рамках "большой тройки", или, наоборот, может появиться четвертый крупный игрок на рынке?

- Министерство как регулятор исходит из того, что, прежде всего, нужно создавать условия для работы как можно большего количества операторов на рынке. Чем выше конкуренция - тем лучше потребителю. А консолидация - это вопросы рынка и антимонопольной службы.

Что касается появления четвертого оператора, то, если операторы объединятся, смогут договориться по тарифам, по собственности, по остальным вопросам - хорошо. Т.е. юридически такая возможность есть. Но если говорить о реальной возможности, то можно посмотреть на опыт Запада - там такие попытки всегда заканчивались поглощением или разводом.

- Некоторые участники рынка высказывают предположение, что четвертый крупный мобильный оператор мог бы появиться за счет объединения мобильных активов "Связьинвеста". По-вашему, это возможно?

- У "Связьинвеста" мобильная сеть фрагментарная - на Дальнем Востоке, Урале, немного в "Центртелекоме", на Волге. Поэтому, даже если все МРК объединят свои сотовые активы, по сравнению с "большой тройкой", у которой 90% рынка, консолидация не даст ожидаемого эффекта. Цена входа на рынок нового оператора очень высока, а синергетический эффект от этого под вопросом.

Но МРК развивают это направление, потому что это, во- первых, выгодная и доходная часть бизнеса, и, во-вторых, у них появилась возможность предоставления и фиксированной, и мобильной связи, и высокоскоростного доступа в Интернет в одном пакете. А для клиента важно получать один счет за все виды услуг от одного оператора. "Связьинвест" развивает такую модель - вроде, получается.

- В прошлом году Минэкономразвития неоднократно выступало с критикой системы управления и работы компаний "Связьинвеста", предлагая свои варианты реорганизации и работы холдинга. Как вы считаете, насколько обоснованны эти заявления, и какая модель управления "Связьинвестом" является наиболее эффективной?

- Есть два подхода. Первый - заниматься реорганизацией компании на протяжении всего периода ее деятельности, и тогда нечего спрашивать с руководства компании об эффективном управлении. Или можно проводить реорганизацию поэтапно, дать компании поработать три-четыре года, посмотреть на эффективность принятых решений и после этого только рассматривать возможности каких-то других реорганизаций. Совет директоров "Связьинвеста" шесть лет назад принял решение об объединении мелких электросвязей в семь крупных МРК. Процесс завершился окончательно всего 2 года назад.

Сегодня выстраивается политика управления активами холдинга исходя из того, что произошла консолидация активов компании. "Связьинвест" выполнил функцию объединения, и сегодня аппарат холдинга действительно меняется, потому что сегодня задачи уже другие - не объединение и проведение единой технической и экономической политики всех компаний, а именно управление активами и повышение капитализации дочерних предприятий "Связьинвеста". Поэтому размер аппарата сегодня сокращается вдвое, и это не предел, он еще будет сокращаться дальше. В компании работало 285 человек, к апрелю будет 150. Утверждена новая структура управления холдингом: было 20 департаментов, осталось семь - какие-то сократились, какие-то объединили с изменением функций. Сегодня выстроена некая система - и рушить эту систему, не увидев ее эффективности, рано.

Нам пока МЭРТ не доказал, что сделанное сегодня - неправильно для компании. Вместо этого начинаются разговоры о том, что зарплаты высокие Мы попросили кадровые агентства провести анализ зарплат в отраслях как холдинговых, так и операционных компаний. Оказалось, что у сотрудников "Связьинвеста" доходная часть намного ниже, чем у большинства крупных холдингов, но, конечно, выше, чем у чиновников.

- То есть вы считаете, что сейчас предложения МЭРТ преждевременны, но через какое-то время они могут быть актуальны?

- Да, сейчас рано. Наверное, через какое-то время, но надо а) понять, когда? и б) посмотреть на результаты работы холдинга хотя бы два-три года в новых условиях.

- Как Вы относитесь к идее МЭРТ создать единую операционную компанию?

- Я не представляю, как это может быть сделано. Я не видел бизнес-модели. Можно заявлять все, что угодно, но если вы заявляете о позиции, покажите бизнес-модель и алгоритм решения этой задачи. Сейчас ничего нет. Декларации я не комментирую.

- На ваш взгляд, существует ли сегодня необходимость в продаже госхолдинга, или существующая ситуация вполне приемлема? Какие задачи может решить приватизация?

- Приватизация зависит не от нас. Все зависит от того, какова будет позиция правительства по этому вопросу. Если говорить о деньгах, то сегодня сверхпотребности в них нет - МРК привлекают кредиты, выпускают облигации. На рынке денег много, и МРК под довольно хорошие проценты привлекают средства, необходимые им для развития или для реструктуризации старых и дорогих кредитных соглашений. Поэтому, с точки зрения необходимости дополнительных инвестиций в развитие компаний МРК, если это ставится как задача, то она не нужна. Каковы другие задачи - я не знаю.

В конце декабря министр информационных технологий и связи РФ Леонид Рейман подписал приказ о выделении кодов дальней связи компании Golden Telecom. Как вы считаете, смогут ли абоненты почувствовать реальные итоги либерализации рынка дальней связи уже в следующем году?

- Во-первых, уже сегодня можно из дома по кодам доступа позвонить через "Ростелеком" или МТТ.

- Сколько операторов дальней связи смогут работать у нас в стране, на сколько игроков хватить рынка?

- Я думаю, рынка хватит на трех, максимум - четырех операторов.

- Одним из самых долгожданных событий прошлого года было объявление условий конкурса на лицензию на оказание услуг связи третьего поколения. В условиях, в частности, есть пункт, согласно которому претенденту начисляется максимальное количество баллов, если компания готова построить 2 тыс. базовых станций. Если претендент заявляет, например, 6 тыс. станций, будет ли это как-то учитываться при подведении итогов, или нет?

- Мы консультировались по этому вопросу с мобильными операторами, и они сказали, что максимум будет строиться 2 тыс. станций, поскольку сеть 3G не будет строиться на всей территории каждого субъекта, в отличие от сетей второго поколения. Поэтому все, что выше 2 тысяч - это уже не важно, хоть 10 тысяч. Но, поскольку эти цифры будут вписаны в лицензию, оператор за них отвечает. Если он не выполняет лицензионные условия - она может быть отозвана. Т.е. каждый будет писать те цифры, которые он реально сможет реализовать.

- Насколько в России сейчас нужна связь третьего поколения?

- 3G дает дополнительные возможности по услугам. Те дополнительные услуги, которые есть сегодня в 2G, показали их востребованность, но скорость там намного ниже. Поэтому естественно, что какое-то количество абонентов воспользуется услугами 3G. Очень сложно судить о вкусах абонентов и количестве тех услуг, которые будут на этих сетях. Все зависит от контента - если информация будет интересна потребителю, значит, это будет востребовано. Если нет - значит, нет. Сейчас невозможно прогнозировать, потому что во Франции одни вкусовые предпочтения, в Германии - другие, в Японии - третьи, в США - четвертые. Это зависит от особенностей национального поведения.

- Еще одной темой для активных обсуждений в прошлом году было возможное появление в России так называемых "виртуальных операторов". В декабре состоялось заседание секции Научно- технического совета Мининформсвязи, участники которого пришли к выводу, что российский рынок готов к введению виртуальных операторов. Однако многие участники рынка считают, что необходимости в этом нет.

- Я тоже не понимаю, зачем это нужно. Действительно, сегодня уже существуют некие опытные зоны, однако эти "виртуальные операторы" работают на условиях демпинга. У них минимальные затраты, поэтому они могут предоставлять те же услуги, что и другие мобильные операторы, по более низким ценам. Вернее, могли. Те, кто сегодня является оператором мобильной связи, подпадает под те же 95 копеек по межоператорским взаиморасчетам. Если у оператора местный звонок стоил 60 копеек, а за терминацию трафика на сеть другого оператора ему надо заплатить 95 копеек, он вынужден повышать тарифы. Таким образом, свое преимущество он теряет.

Моя позиция сегодня заключается в том, что, во-первых, это требует серьезного изменения нормативной базы, потому что виртуальные операторы на мобильной сети требуют других лицензий, без частот. И я не представляю, как они будут договариваться с действующими операторами. И второе - операторы виртуальных сетей должны существовать за счет оказания дополнительных услуг, которые собственно и интересуют потенциальных абонентов. Сегодня в России таких пока нет. Все пытаются стать виртуальными операторами по базовым услугам связи - передача голоса, SMS, доступ в Интернет. Я не вижу экономической базы для появления виртуальных операторов сегодня.

- Другими словами, рынок не готов для новых услуг?

- Для новых услуг рынок готов - нет новых услуг. Если компания хочет работать на рынке новых услуг, для этого не обязательно становиться виртуальным оператором. Достаточно предложить эту новую услуг существующим операторам, или выступать агентом этих больших операторов. Схемы могут быть самыми разными. Пока же, кроме деклараций, никто не вышел на рынок с новой услугой, которая была бы эксклюзивна для отдельно взятой компании. Т.е. нет той привлекательности для абонента, благодаря которой он мог бы перейти к этому оператору.

Тарифы "виртуальных операторов" были в 3-4 раза ниже, чем у операторов "большой тройки". Но ситуация на рынке изменилась, и они больше не могут это поддерживать, поскольку те, кто работает по "белым схемам", вынуждены были тарифы поднять.

- Министерство разработало концепцию единой системы координатно-временного и навигационного обеспечения, основанную на использовании системы ГЛОНАСС. Расскажите, пожалуйста, как планируется развивать коммерческое использование этой системы?

- Министерство действительно разработало концепцию, сейчас завершаются согласования с ведомствами для ее внесения в правительство. Мы планируем внести в правительство РФ ее проект в начале 2007 года. Таким образом, она может быть утверждена уже в I квартале. Концепция основана на необходимости создания в стране системы, обеспечивающей массовые услуги, используя, в том числе, систему ГЛОНАСС. Сегодня ее развитие идет опережающими темпами, и к 2009 году у нас будет полностью развернута система из 24 спутников.

В 1995 году у нас уже была ситуация, когда система ГЛОНАСС была полностью развернута. Но она "деградировала", потому что не было потребителей. Основная задача, которую мы видим как министерство - это подход к использованию системы ГЛОНАСС за счет развития бизнес-модели создания рынка массовых услуг. Это то, чего ГЛОНАСС делать не может и не умеет. У них задача другая - обеспечить наличие группировки. Новые спутники системы, которые сегодня запускаются, находятся на уровне того, что есть у американской системы GPS. Понятно, что это системы двойного назначения - есть задачи, которые решает Минобороны и силовые ведомства, но пока не будет массового потребления этой системы у нас в стране, эта группировка может опять оказаться в плачевном состоянии.

- Каким образом может быть создан такой рынок?

- Та концепция, которую мы разработали, предполагает этот механизм, исходя из создания условий для появления широкой операторской сети предоставления информационных услуг на базе координатно-временной и навигационной информации, а также для производства мультисистемных и мультисервисных терминалов пользователя. Сегодня мы говорим о том, что приемники должны быть ГЛОНАСС/GPS и легко интегрироваться с информационными устройствами и системами, а также различными сетями связи.

Когда будет европейская система GALILEO, они должны будут быть ГЛОНАСС/GPS/GALILEO. Т.е. на территории России должна быть возможность для всех потребителей использования как той, так и другой системы, а, в конечном счете, любой из существующих или вновь создаваемых навигационных систем, в том числе и наземных. Сегодня стоит вопрос об определении потребности рынка в этих устройствах и начале производства приемников GPS/ГЛОНАСС в России для того, чтобы они а) были дешевыми и б) удовлетворяли потребностям транспортников, автомобилистов, катеров, самолетов, туристов, лесников, земельного кадастра.

Ведутся переговоры с рядом предприятий, которые могли бы начать такое производство
ОАО "РИРВ", ФГУП "НИИ КП", ЗАО "КБ НАВИС", ФГУП "КБ Компас" и другими. Они имеют опыт и значительный научный, конструкторский и технологический задел в создании совмещенных приемников. Когда начнется производство, появится рынок конечных потребительских устройств, а значит, появятся налоги государству от деятельности предприятий, от продаж. У бюджета будут дополнительные средства от использования системы ГЛОНАСС для дополнительного финансирования этой группировки. Сегодня, к сожалению, систему стопроцентно финансирует бюджет, не получая от нее никакого дохода, а в рыночных условиях такая система, естественно, нормально функционировать не может.

- Расскажите, пожалуйста, какие задачи стоят перед министерством в наступившем году?

- Я думаю, в этом году нам нужно будет решить проблему о законном использовании операторами сотовой связи номеров с кодами ABC ("прямые" номера - ИФ). Кроме того, нам предстоит принять несколько технических регламентов, а также порядка пятидесяти правил применения различных видов оборудования для операторов фиксированной и мобильной связи, операторов передачи данных и телерадиовещателей. Это документы, которые должны быть нормативными с точки зрения безопасности и устойчивости функционирования сетей связи. Наверное, это основное, потому что сегодня практически вся нормативная база, которая должна была быть разработана в рамках закона "О связи", уже есть, необходимо заниматься ее тонкой настройкой.
ИНТЕРФАКС


Источник статьи: ИНТЕРФАКС


НП Ассоциация Содружество ВОЛОКОННАЯ ОПТИКА
Copyright © 2006-2022. Все права защищены.